Дмитрий (nehludoff) wrote,
Дмитрий
nehludoff

Categories:

Уфа начала 80-х. Новые мемуары муми-папы.

Дорогие друзья! Вот и пришло время вновь отправится в гости в Уфу советскую. На этот раз папа описал самое начало 80-х, мое рождение и первые месяцы моей жизни, которая могла, оказывается, на том и закончиться. Сегодня мы узнаем все о противостоянии ОБХСС и шабашников, а, точнее, СОКАНАВНИКОВ!

МЕТАФИЗИКА ЛОПАТЫ

или

СОКАНАВНИКИ

Эта история будет несколько и даже намного менее веселой, чем рассказанные до этого.

Ибо очень грустным было её начало.


Проктологическая прелюдия

Мой сын Дмитрий рождался по блату, как, впрочем, и остальные мои дети. Уж очень прочными были мои личные связи с «медицинской общественностью» города, уж очень крепкой была дружба с Вовой Вехновским.

Собственно, в роддоме 8 больницы, которой командовал его отец – Олег Леонидович Вехновский – Митя-младший и появился на свет. К сожалению, сработало одно из правил «Кодекса Вехновского»: «Все что делается в медицине по блату, проходит исключительно по ведомству проктологии!»

Для забывших и не знавших – эта отрасль медицины занимается, в основном, прямой кишкой, а также всеми другими кишками, которые считают себя толстыми. Так красиво и аллегорически Владимир Олегович сформулировал – «всё обязательно пойдет через ж..пу!».

Свежеотремонтированный, обработанный всеми видами дезинфекции, роддом, тем не менее, наградил Митю стафилококком.

Проявилось это малюсенькой черненькой точкой на левой щечке младенца. Практически и не заметной вовсе. Но совершенно уникальный участковый педиатр наш, Евгения Наумовна Чернуха, сказала сразу, что эта точка ей не только не нравится, она её сильно не любит.

Со стафилококком тогда медицина боролась на равных: то медицина случайно победит, то стафилококк заберет обратно с процентами. Но первые проблески уже были. В Уфимском НИИ им. Мечникова выпускался гаммаглобулин, если не ошибаюсь, «высокого титра». И особо «высокие» гаммаглобулины, видимо,действовали на стафилококк, пока он ещё не особо разгулялся в огранизме.

Я не был поклонником вмешательства папы в мои дела и дела моей семьи, но тут, согласитесь, случай исключительный.

И после его позвоночной договоренности, директор мечниковского института Риза Шаихьянович Магазов торжественно вручил мне три ампулы с особо «высоким» гаммаглобулином и сказал: «Дмитрий! Если не используешь даже одну, обязательно верни. Одна ампула – одна жизнь ребенка!».  Надо сказать, что доктор Магазов цветастостью речи не грешил, и, вообще, был человеком очень конкретным и несентиментальным, так что меня – проняло. И проняло основательно!

Надо упомянуть, что все эти события заняли недели полторы, за которые «черная метка» стафилококка ушла с Митиной щечки, как и нашептала его замечательная прабабушка Буля – «на Якова, на всякого!».

И я решил посоветоваться. Напомню, что происходило все это в Стране Советов. На втором этаже нашего подъезда в доме на Крупскойжила совершенно уникальная медицинская династия профессоров Загидуллиных. И встретив Шамиля Загидуллина, с которым я работал в УфНИИпрофзаболеваний (этому повороту моей судьбы я ещё непременно посвящу несравненно более веселый рассказ). Так вот, встретив тогда доцента и уже необратимого кандидата в профессора Шамиля Зарифовича Загидуллина, я, дурак, вовсе не рассказал ему описанное выше, а задал вопрос:  Вот гаммаглобулин. Если его дитю вколоть, то что будет? И Шамиль мнеответил в полном соответствии с вопросом:  Бунт будет. Чужеродным белком в лучшем случае собьешь, а в худшем – убьешь иммунную систему организма!

И я засомневался. Чернуху надо бы было слушать! А мы советоваться по врачам пошли.

Магазов был, мягко говоря, изумлен, когда я ему привез ампулы назад. Наверное, это был первый случай в его практике ( не исключаю, что и последний).

Стафиллококк попрятался-попрятался, но потом попытался взять реванш... Когда Мите-младшему исполнилось четыре месяца, он резко и сильно заболел.И оказался на грани между жизнью и смертью. Запредельная температура, отсутствие какой-либо реакции на какие-либо лекарства, операции через день: один день операция, на следующий день  - она же, но называлась чисткой раны. С утра до вечера в 17 больнице рядом с ним – мама. На ночь приезжаю я,  мама идет спать к моим родителям – благо три-четыре остановки на трамвае. Утром за мной приезжают и увозят на работу, где я нагло сплю прямо на рабочем столе. И такая карусель изо дня в день. Причем, нужно отметить, что Дмитрий Дмитриевич спал только на руках, и только тогда, когда с ним ходишь по кругу, точнее, овалу – будущий электровеник, отключенный на время от розетки, проявлял потенциальную натуру «ударника броуновского движения» (таким званием его через пару лет наградит Александр Сергеевич Эйгенсон и даже вручит соответствующую нашейную медаль из шоколадной обертки).

Так бы, наверное, и закончился  трагически его анабазис. Но заведующий отделением, где все это происходило, неосторожно, и это мягко говоря, сказал нам, что вы-де родители молодые, ещё народите, и не одного.

Я взбесился. Если бы на мне не повисли младший брат Маши Гельфанд и моего одноклассника по школе № 39 Ильи – Лева Муравин и его коллега по реанимации, закончилось бы все это быстро и неутомительно для зав. отделением. Когда мы (родители) более или менее успокоились: пошли уже не прежние разговоры: «все лекарства есть, ничего не надо…». А конкретика – нужен антибиотик 6 поколения, нужна антистафилококковая плазма. Ничего этого нет и не предвидится. Антибиотики 6 поколения – только за бугром. Нет ни одного, прошедшего испытания в СССР. Плазму экспериментально делают в Мечниковском, но достать невозможно.

Спасибо Ризе Шаихьяновичу Магазову, за то, что понял меня и выгреб все свои заначки. Спасибо папиным коллегам из Голландии, приславшим антибиотик мгновенно и в нужных количествах.  Благодарю врачей 17 больницы, не побоявшихся провести экспериментальное на тот момент лечение. Спасибо Николаю Андреевичу Олейнику, человеку уникальной доброты и отзывчивости – по сути, его персональная машина заместителя генерального директора агрегатного объединения полтора месяца работала на меня: отвезти – привезти, суметь разбудить по приезде.

Совсем отдельно благодарю Светлану Андреевну Алехину, в течении 14 лет после этих событий регулярно наблюдавшую Митю и бесследно избавившую его от последствий невероятного стресса, который тот выдержал  и перенес в возрасте, напомню, 4 месяцев.

Попутно хотел бы сказать спасибо и моей тогдашней парикмахерше Ирине из знаменитой черниковской цирюльни на площади Орджоникидзе. Когда между визитами клиента всего месяц, и за этот месяц он стал наполовину седой -  не задать НИ ОДНОГО ВОПРОСА, согласитесь, тоже подвиг.

                

Через полгода после описываемых событий                  А это – через полтора года. Как все таки дети умеют  самовосстанавливаться?!

Изложенная выше история совсем не рассчитана на сочуствие. Думаю, что я своим родителям дал немало подобных переживаний. У моего брата в детстве был ревмакардит, и, в соответствии с тогдашней медицинской догмой, его, шестиклассника, родители целый год носили на руках, обеспечивая полный покой.


Уверен, что каждый родитель какую-то историю «вроде» носит в тайниках памяти, и не любит оттуда доставать.

Просто я хотел объяснить, почему мне очень остро понадобились деньги.

И почему я стал их зарабатывать столь экзотическим для «нашего круга» способом – копка земли, погрузка-разгрузка, работа отбойным молотком и самый для шабашников «рахат-лукум» - укладка гибкой кровли.

Пару раз в месяц я летал либо в Москву, либо в Свердловск – покупал супердефицитные детские смеси, всякие баночки – коробочки, которые единственные могли прокормить моего аллергичного на все на свете сына. Москва, ну это каждому понятно – магазин «Диета» на Абельмановской! А в Свердловске меня ждала теща моего университетского и навсю жизнь друга Сережи Курочкина – совмещавшая эту должность с директорством в «Свердловскоблплодоовощторге». Надеюсь, комментарии не нужны?

Дело это затратное, и денег стало до обидного не хватать. А в тридцать лет брать у папы?! Да ещё на регулярной основе?!

Голодраньци усих краив – до кучи гоп!

…. В нашей редакции работала Аня Мильман, дочка большого умницы и железнодорожного начальника Якова Иосифовича Нузмана и очень популярной учительницы 8 школы, Татьяны Ефимовны.

Ее муж Боря Мильман, строитель и проектировщик, очень совпадал со мной в мысли, что бедность не порок, а большое бл…дство. Вне связи с чьей быто ни было болезнью, а по самой прискорбности упомянутого выше факта. Точно так же, как и я, считавший: никакой труд не может быть позорным. Позорно малой может быть только оплата за него.

Мы и стали ядром стихийной шабаш-бригады.

Будущий заслуженный архитектор Российской Федерации Ленечка Дубинский пошел в бригаду исключительно по соображениям дружества. Он уже и тогда был достаточно успешен в профессии, возмутительно холост, да и происходил из знаковой нефтяной семьи. Его отец – остроумно-язвительный Шулим Хайкелович – был заместителем генерального директора многоорденоносного объединения «Башнефть».

Архитекторское звено нашей будущей бригады укреплял и его однокашник, сокурсник и ближайший друг – Саша Востриков.

Другом детства для всех вышеперечисленных был и Азат Ахтариев, аспирант авиационного института, представитель достаточно известной в уфимской «оборонке» семьи.

Нехарактерность для среды шабашников нашей лопатоносной страты усугубляло и происхождение самого Бори Мильмана.  Отец его – Александр Израилевич – был заместителем директора завода РТИ. Где мы и нашли свой первый калым. Канаву под кабель. Ширина метр, глубина тоже около того,  длина  800 метров.

Боря составил смету, где оценил тяжесть грунта, насквозь ручной труд на всех этапах канавостроения, все виды вспомогательных работ и, в результате, вышел на цену одного погонного метра в 10 рублей. На все про все нам выделялось 45 дней.

Весь фокус и, одновременно, нарушение УК в особо крупных размерах, в том, что оформлены были для выполнения этой работы  тридцать человек, а реально работали ( и делили основные деньги) – пятеро.

… С 1941 – 42 г.г., когда стали копиться культурные слои предложенного нашему вниманию грунта, рабочие эвакуированного Ярославского завода РТИ и питерского «Красного треугольника», а затем ордена Октябрьской революции УЗ РТИ, т.е. целых 40 лет, разбрасывали по территории обрывки – обрезки прорезиненной ткани, прочий производственный мусор. И лопаты этот грунт категорически не воспринимал.

Сломав вторую лопату, я попросил общего перекура и обратился к своим коллегам с простым вопросом: Нешто умные люди для того придумывали экскаватор, чтобы мы тут лопатой и киркой махали?

Коллеги были вынуждены подтвердить, что изобретатели экскаватора явно имели ввиду что-то другое.

И тогда мы на коленке составили план действий.Азат Ахтариев и Боря Мильман на следующее утро нашли прибор, который помог обвешковать все подземные коммуникации на трассе будущей «траншеи для высоковольтного кабеля». Как водится, сотрудники завода знали, и то – очень приблизительно, коммуникации последних 10 лет прокладки. А мы – то имели дело с сорока годами!

Я, за это же утро, получив негласное благословение от своего благодетеля Николая Андреевича Олейника – договорился с экскаваторщиком «Белоруськи» с нашего завода, что он своим ковшом 30 сантиметровой ширины, по вечерам и в выходные дни поработает на нас за 1 рубль за погонный метр, назовем её, траншейной заготовки.

Учитывая, что немалая доля будущей канавы должна была быть прорыта под землей, ему все равно обламывалось за предполагаемые 7 дней работы семьсот рублей (!). Что по тем временам, было бакшишем не просто сказочным, а космически – фантастическим.

Все описанное выше происходило 32 года тому назад – все срока давности истекли. Поэтому я так разговорчив, и только поэтому.

Фактически экскаватор в семь дней не уложился, уж больно подлый грунт на территории РТИ. Но через десять дней, назанимав у всех своих знакомых эти самые 700 рублей, мы расплатились с Колей-экскаваторщиком (что, кстати, сделало его нашим преданным подельником на всех последующих земляных работах). И начали, поверьте, весьма тяжело и непросто, делать из заготовки полноценную траншею. В будние дни – с 18 часов вечера до 22, а в субботы – воскресенья – с 9 утра и до 9 вечера.

Наша хлипкая квалификация землекопов и обилие коммуникаций (каждую нужно было обкопать, как-то защитить от внешнего мира, и сделать место укладки кабеля, в основном под, а не над), и, как на грех, очень дождливая погода – все это привело к тому, что копались мы во всем этом г..вне полностью все 45 суток.

Нелегко дался наш первый объект, но он дал бесценное – опыт и настройку на командную работу.

Незнамо кто, незнамо из чего – а стоит и по сей день!

Вероятно, читатель, не знающий реалии того времени, недоумевает – разве завод РТИ сам не мог нанять экскаватор, нанять специалиста с прибором и т.д. и т.п. Не мог! Прав таких не имел!

Да и людей: а) не было; б) тем более не было идиотов, готовых выполнять такую работу за обычную зарплату. В те поры безработных не было. А принципиальные тунеядцы были. Как есть они и сейчас.

Вот это и была ниша шабашников. Так что, слушая рассказы про армян- бригады, строившие в колхозах без проекта, из всякого г..вна типа бутокамня, коровники, мехмастерские и даже клубы, не спешите обвинять председателей колхозов в откатах, а шабашников – в невысоком качестве строительства. Если бы им да нормальные материалы, да возможость заплатить своим людям правильную зарплату… но плановость распределения ресурсов, но уравниловка… Нет, шабашники повсеместно были отдушиной, позволявшей хоть как-то решать проблемы.

Кстати, несомненным плюсом нашей бригады было то, что мы воспринимались хозяевами ресурсов, транспорта, спецмеханизмов, как бы это сказать, не совсем чужими.

Тот же всесильный начальник Главбашснаба «Дядя Миша» Шайдуллин, каждый раз, когда я появлялся у него с очередной бумагой –нарядом от всяких ДОКов (деревообрабатывающих комбинатов), игрушечных фабрик и тому подобной, с его точки зрения, мелочи: долго отдувался, сопел, спрашивал, как дела у Александра Сергеевича, но потом все таки подписывал. А ведь с этими вполне законными документами  на получение всяческого народно-хозяйственного дефицита,  наши заказчики ходили по его подчиненным годами, так и не получая рубероид, битум, кирпич, трубы, кабели и т.д.

Именно то, что мы все без исключения были и землекопами, и снабженцами, и прорабами, а также абсолютно честный подход к дележу заработанного: 25 рублей – оформленному владельцу паспорта на налоги (хотя кто их тогда платил?) и на пропой души, а все остальное в общий котел… И каждый получал из этого котла в строгом соответствии  с реально отработанным временем. Все это сделало нас не случайной кучкой желающих заработать мальчиков, а настоящей БРИГАДОЙ «ВСЕНАСВЕТЕСТРОЙ».

Среди наших заказчиков, а мы недостатка в них не испытывали, ходила моя формулировка нашего производственного кредо: Да хоть г..вно из выгребной ямы руками вычерпывать! За соответствующую цену – с большим удовольствием! Правда, сделаем мы это половниками, но это уже не ваш вопрос.

Приемы против бетонолома

В перерыве между большими заказами мы не простаивали – разгружали вагоны, разбирали всякие ненужные строения и т.п.

Отдельное место в биографии нашего трудового сообществе занял единственный калым, с которым мы не справились.

На все том же заводе РТИ, наш первый, а, следовательно, любимый заказчик – главный энергетик – предложил нам отдолбить фундамент на месте демонтированного компрессора военных времен для нового фундамента под компрессор современный.

Ключевое слово – военных времен! Это было не  первое столкновение с бетоном, и отбойные молотки – хотя и не самый любимый инструмент, но вполне доступный и знакомый.

Но мы ВПЕРВЫЕ СТОЛКНУЛИСЬ С ПРОДУКЦИЕЙ ГУЛАГА! И продукция эта оказалась нам не по зубам.

Когда обычные отбойники рассыпались в наших руках, не дав даже маленькой бетонный крошечки, мы поняли, что погорячились с этой шабашкой. Но обратного хода нет – под угрозой реноме! Я съездил в Белорецк, предварительно созвонившись с одним жучком с тамошнего завода пневмоинструмента. И привез отбойный супермолоток – БЕТОНОЛОМ.

Этот красавчик имел две ручки, высоту полтора метра и весил 80 кг. На агрегатном заводе умельцы отковали пики (ох, опять нарываюсь на УК в особокрупных) из какой-то суперстали космического назначения.

… Впечатление от работы с этим монстром было совершенно незабываемым!

За время регулярного физического труда я здорово ужался в размерах, но вес, почему-то, не потерял.Сто килограмм, и ни пфеннигом меньше!

Эта стучащая зараза зэковский бетон курочила; но отматывала руки на раз. Минут через пятнадцать я попросил замену.

Если у Азата с Востриковым было телосложение, у нас с Ленечкой Дубинским – телоумножение, то у Бори Мильмана – четкое теловычитание.

Но в работе Боря был упорен как зверь. И меня решил сменить именно он.

Боря упер бетонолом в пол… Подали все положенные атмосферы сжатого воздуха… И бетонолом заскакал по площадке совершенно самостоятельно, в какой-то дьявольской тарантелле, а Боря вился  за ним в воздухе, как некая ленточка, незаметный для отбойного танцора аксессуар. Стокилограммовые мы, я и Ленечка,  тяжко вздохнули… Но поработав свои пятнадцать минут, Леня предложил сделать часовой перерыв. Через час он взял карандаш, и добросовестно попытался что-то начертить – нарисовать… Я – архитектор, и руки… - виновато сказал Леня Дубинский.

… На следующий день мы всем гамузом пришли к заказчику, и три саперных офицера запаса – Дубинский, Востриков, Мильман – нарисовали схему направленного взрыва, и что для этого нужно.

Взрывали, слава богу, не мы, а специалисты. Зековская конструкция, говорят, и им сдалась только со второго раза…

Повторюсь, это был единственный случай, когда мы пасанули.

Новая историческая общность людей

… Можно вспомнить, как мы тушили пожар  в каландровом цехе РТИ. Как я, не хуже Бубки, имея при этом лопату вместо шеста, вымахнул из трехметровой ямы, когда на меня медленно  и важно поползла многотонная волна песка вместе  с лежащими на ней толстостенными трубами магистрального водовода. Как примкнувший к нам Валера Нечепоренко «Вейзмар» катился, подскользнувшись, с арочной крыши, и только чудом влип спиной в лужу полузастышего битума. Кстати, на одной из крыш Бельского ДОКа, что у начала Западной дороги, до сих пор силовым элементом одной крыши является дивный плащ, в котором Валера находился в этот памятный момент.

Сегодня улыбаюсь, а тогда, ей – богу, иной раз не было сил улыбаться, иной раз – причин…

Но все когда – нибудь кончается. Мой Митюша подрос, и на смеси уже реагировал отрицательно. Резонно при этом считая, что если мясо хорошенько отбить, то аллергены из него вылезут, а всякая вкуснота, наоборот, залезет.

Азат и Боря вышли на финишную прямую диссертаций. Лена получил первые крупные заказы на индивидуальные проекты. Саша тоже начал большую ответственную работу.

И бригада наша тихо опочила в бозе.

Еще некоторое время, через общих знакомых,заказчики выходили то на меня, то на Борю, но мы с прискорбием отвечали невежеством. И потихоньку эта история бесследно сошла бы на нет. Если бы не возникла новая историческая общность людей – СОКАНАВНИКИ.

…  Пару лет тому назад в городе Москве в ресторане на Садовом кольце сидели три седых битых жизнью мужика и ржали во весь голос. Канадский предприниматель Боря Мильман, известный российский архитектор Леня Дубинский и азм, грешный, вспоминали всякие забавные случаи. А потом хором пришли к мнению, что для каждого из нас, «канавная»часть биографии является очень и очень важной для всех последующих в этой жизни поступков.

Соканавники 30 лет спустя (справа налево): Л.Ш. Дубинский, Брис А. Мильман, Д.А. Эйгенсон

Кстати, во время нашего разговора, папе Боре позвонила джазовая певица с мировым именем Соня Мильман, и, услышав состав собравшихся, спросила:

- Канаву вспоминаете?

Потом вспомнила детские обиды и поинтересовалась: А Эйгенсон, по-прежнему – куклами закусывает? (очень увлекательная история, когда-нибудь непременно расскажу).

Так что и дети наши воспринимают нас неким неразрывным единством.Хотя в момент «открытия кингстонов» нашей бригады, Митюше, например, было от силы полтора года.

Как молодца ловили на живца

Удивительно, но прошло чуть больше десяти лет, и шарашмонтажбригада вернулась ко мне самым неожиданным образом.

Я очень крепко дружил с милиционером Сашей Проскурновым. Заместителем по розыску начальника Ленинского РОВД. Сыщик от Бога, Саша получил из того же источника ещё ряд замечательных талантов – великолепный вкус,  любовь  и понимание настоящей Литературы, дар сопереживания и душевной отзывчивости.

К нему на пельмени – он их готовил совершенно блестяще – собрались, вы не поверите, милиционеры. Я – единственное исключение. И вдруг, посреди  вдумчивого выпивания и аппетитного закусывания, самый  главный обехаэсэсник республики, милейший человек и исключительная умница, спрашивает меня: Кстати, Митя!  Дело давнее, сейчас уже никаких последствий не будет. Но может, ты все же скажешь: кто из моих ребят вам информация слил?

Я в прямом смысле слова подавился пельменем: Какие ребята? Какая информация? Куда слил? Кто слил?

Выясняется, что наша тихая и скромная компания, регулярно нарушавшая УК, подчеркну – РСФСР, в особо крупных размерах, попала, естественно, в поле внимательного  зрения ОБХСС. Но попала, по счастью, в самый закат нашей «криминальной» карьеры.

Мне тогда предложили сделать все крыши корпусов Шакшинского завода протезов. Сказочный калым! Каждому на «Жигули», минимум! Но я, по приведенным выше причинам, не сумел собрать ребят. Ну не могли они, и все тут. Да и меня, аккурат в это время, назначили руководителем службы подготовки «Башнефти» к полувековому юбилею с соответствующим окладом и, без преувеличения, круглосуточной загрузкой. И я, с глубоким прискорбием, практически – плача, категорически отказался.

А это была –операция – «ловля на живца». Что должны думать начальники? Правильно: Ребят предупредили! Кто-то из своих – оборотень в погонах!

Тщательно провели расследование и тихо, без пыли, перевели подальше от центрального аппарата двух возможных фигурантов – очень дальнего родственника жены одного из нас и бывшего моего коллегу по работе (вспомнил его, только когда мне воспроизвели особенности его речи).

По-моему, даже мой кровный друг Саша Проскурнов не поверил в то, что произошло случайное совпадение обстоятельств. Но видит Бог, я не врал!

Чуть-чуть больше были ли бы мы влюблены в деньги, чуть-чуть больше оказалось бы времени для защиты диссертаций и ответственных заданий… И мы из соканавников вполне могли оказаться сокамерниками или как там называется тюремное братство.

И писал бы я сейчас душещипательные рассказы о невинных сидельцах, в основном, о себе любимом – самом невинном. О тюремной романтике. О способах сделать баланду харчем богов. Или просто донцоватый детектив.Человек ведь ко всему привыкает.

* * *

Ей-богу, не пойму никак, почему власть так гоняла шабашников. Они ведь решали очень крупные провальные вопросы той же самой власти – жилищную проблему на селе, к примеру.

Хотя, с какой стороны посмотреть? Любой самый захудалый шабашник зарабатывал в месяц минимум полугодовую зарплату лейтенанта милиции,это - с одной стороны. А с другой стороны – вот власть не может, а приехала банда инородцев и смогла.

Мы не давали взяток, нам достаточно было фамилий. А другие давали: что бы получить самосвал на месяц, что бы выдали наряд на кирпич для многоквартирного сельского жилого дома или коровника, и что бы наряд этот прикрепили не к Магаданскому кирпичному заводу, а к, например, Чишминскому.

И мысль о том, что занормальную работу чиновника должно платить не только государство, но и благодарные потребители его услуг, постепенно стала банальностью, трюизмом. Мы стали платить чаевые абсолютно везде и за все. И размеры этих чаевых, между прочим, без потерь и убыли перекочевали из ресторанов – взяткоемкость тогдашнего уклада жизни лично я оцениваю примерно в 10%. Детский лепет по нынешним временам!

Та самая, всеми ненавидимая и всем противная коррупция, не была подсыпана шпионами Запада в водозаборы наших городов  и сельские колодцы.

Подумаешь, пустяк – «Возьми с завода хотя бы гвоздь / Ты здесь хозяин, а не гость!». Или обязательная бутылка коньяка для доктора, по поводу которой ходила прибаутка: «Милейшая! Сколько раз вам говорить, что доктор цветов не пьёт!»

Или трояк сантехнику из ЖЭКа, поставившиму дефицитную прокладку, спиз…нную в этом же ЖЭКе.

Но самое прискорбное, что ЭТО перестало быть чем далеким от основных народных масс, а стало естественным круговоротом денег в советской природе.Чиновник- сантехнику, сантехник- врачу, врач- чиновнику… Мораль общества стала скверной, и  общество за это начало платить и платит до сих пор неизбежный налог – КОРРУПЦИЮ!

Но мы-то, соканавники, тут при чем? Мы честно, и, поверьте, очень потно работали. Мы создавали материальные объекты и получали за это материальную оплату. Что позволяло решать одну из главных диалектических проблем эпохи: «Дефицит – это материальный мир, данный в ощущениях НЕ НАМ!».

Так что, давайте помянем негромким и незлым словом покойную бригаду шабашмонтажспецвсенасветестроя.

И пожелаем «Многая лета!» моим дорогим соканавникам:                         

Леониду Дубинскому

Борису Мильману

Александру Вострикову

Азату Ахтариеву

Валерию Нечепоренко.

Д.Эйгенсон

г. Калининград, 2012 г.



Tags: папины дневники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мавроди-сценарист)))

    Короче, это мощно! Мавроди стал сценаристом ))))) Оказывается, выходит уже второй (!) сезон сериала «Зомби», второй сезон называется…

  • Кому скидку на авиабилет?

    Ребя, тут "Связной Трэвел" запустили своих покемонов, только про авиабилеты! То, что ниже будет очень актуально для тех, кто живет в Уфе и…

  • ЖЖ умер, да здравствует ..?

    На Нефоруме в Казани мне хватило 30 минут послушать руководителей ЖЖ, чтобы понять, что ничего нового, современного и хорошего тут уже не будет. Вряд…

promo nehludoff june 19, 2013 12:29 27
Buy for 300 tokens
Горжусь тем, что у нас в Уфе бьется мощное креативно-передовое сердце! Группа талантливых молодых ребят делают превосходный электронный журнал " MNHTTN MAG", который, клянусь, переплюнул все, что есть в этой области, по крайней мере в России! Это супер! А когда они сделали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Мавроди-сценарист)))

    Короче, это мощно! Мавроди стал сценаристом ))))) Оказывается, выходит уже второй (!) сезон сериала «Зомби», второй сезон называется…

  • Кому скидку на авиабилет?

    Ребя, тут "Связной Трэвел" запустили своих покемонов, только про авиабилеты! То, что ниже будет очень актуально для тех, кто живет в Уфе и…

  • ЖЖ умер, да здравствует ..?

    На Нефоруме в Казани мне хватило 30 минут послушать руководителей ЖЖ, чтобы понять, что ничего нового, современного и хорошего тут уже не будет. Вряд…