Дмитрий (nehludoff) wrote,
Дмитрий
nehludoff

Categories:

Загадка муми-папы

Бомонд! А, точнее, та его многочисленная часть, которая внимательно следит за публикациями мемуаров моего папы про советскую Уфу и все, что с ней связано! Сегодня мы публикуем не обычный текст, а загадку. Конечно, про наши родные пенаты, конечно, сложную. Итак...

ЗАГАДКА СТАРЫХ ФОТОГРАФИЙ

Что это? Где это? Когда это?

Что объединяет все эти снимки?

Небольшая подсказка: на нас наступило 1 сентября!


А объединяет все эти снимки самая главная школа Черниковки. Ее высшая школа. Уфимский нефтяной институт.

Отсюда, кстати, и подсказка про  1 сентября.

Конфетка для хорошего мальчика

На правом верхнем снимке, где строительная площадка на месте будущего дома Калинина, 11 (он «прописан» еще на двух улицах — Льва Толстого и Ульяновых) — три стоящих в ряд двухэтажных здания. Это Уфимский нефтяной  институт  образца 1952 года. По ряду основательных причин, я именно этим годом датирую верхние снимки.

В ближайшем  к нам корпусе, если мне не изменяет память, находились всякие интересные кафедры вроде начертательной геометрии или, скажем, гидравлики, на которой преподавал и мой папа.

Так что, коридоры были завешаны и заставлены более чем увлекательными моделями, конструкциями, трубами  и компрессорами в разрезе и тому подобной вкуснятиной. Не забудем зайти в этот корпус — у завкафедрой гидравлики Льва Георгиевича Колпакова в кармане обязательно найдется конфетка — другая для хорошего мальчика.

                                          

Трудно, что ли, изобразить  хорошего мальчика ?!

                             Нате вам, пожалуйста

Следующая двухэтажка — главный корпус института. По нему, дробно стуча костылем, носится директор (в 1952 — именно директор) института Борис Васильевич Клименок. На минуточку: он  - из Харькова, и входил в ближний круг харьковчанина совсем уже  всемирно известного — Нобелевского лауреата Льва  Ландау.

Увы, Борис Васильевич,  вроде бы еще до войны, стал жертвой автомобильной аварии и потерял ногу. Но приросший к нему костыль вполне заменял потерянную конечность. И этот факт нисколько не умерял стремительность и напор  человека-торпеды. Правда, когда я уже ПОМНЮ, Борис Васильевич Клименок был заведующим  кафедрой физхимии, единственным (?) на весь институт доктором наук и  профессором. А грозное звание ректора носил Виктор Евдокимович Губин.

Его все боялись. Не понимаю, почему? Витька – младший Губин вполне себе процветал в нашей группе детского сада, а Губин - старший делал всякие веселые фокусы в незабвенных Каршадах.

Правда, это было летом. Может, на зиму он менялся и становился этим  самым страшным Ректором?

Может быть!

Самый дальний от нас корпус – химический. Туда меня пускали редко и неохотно, учитывая мою вандальскую натуру. Там, кстати, располагалась и вторая кафедра, на которой преподавал мой отец - переработки нефти и газа.

Вообще, надо сказать, до определенных времен, Уфимский нефтяной институт выгодно и заметно выделялся среди родственных вузов чрезвычайным обилием преподавателей – совместителей. Которые, одновременно, были  известными организаторами и руководителями, великими знатоками всех практических тонкостей профессии: нефтепереработчики и нефтехимики, геологи, буровики, промысловики… Да что там, представители всех без исключения отраслей, подотраслей и разновидностей обширного нефтяного  хозяйства республики.

Они учили не только формулам. Они учили специфическому и, одновременно,   стратегическому мышлению, нестандартному подходу к проблемам. Не скупясь, отдавали свой уникальный опыт, честно рассказывали о набитых шишках и провалах…

Они готовили кадры не для дяди, а для своих заводов, НИИ, действующих промыслов и новых нефтяных провинций.

…В 60-70 годах, и это не только воспоминание, марка выпускника УНИ стояла, пожалуй, в первой строке отраслевого рейтинга.

Потом, это как-то сошло на нет... Ну, что вы?  Конечно же, я имею ввиду исключительно преподавание выдающихся практиков…

… тогда ГЭК идет к человеку

В начале пятидесятых буйно растущему нефтяному институту было  в зданиях на Ульяновых невыносимо тесно. Период активного роста, по всем приметам, должен был сильно затянуться…Стали думать о «костюме на вырост».

…Ходила  по Черниковке байка о том, как легендарный директор Ново-Уфимского НПЗ, будущий первый замминистра нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР и, в дальнейшем, заместитель Председателя Госснаба СССР, Георгий Федорович Ивановский защищал диплом в своем заводском директорском кабинете. Но эта байка – 1964 года. В это время Уфимский нефтяной институт уже вовсю привольно жил в громадном студгородке на улице Космонавтов. Так что, в кабинет Г.Ф. Ивановского Государственную экзаменационную комиссию привела вовсе не теснота в институте...

Не могу завершить тему «УНИ начала пятидесятых», не вспомнив о совершенно удивительном человеке – декане технологического факультета тех времен Павле Афанасьевиче Сенцове.

В журналистскую бытность свою, много и охотно писал о нефтепереработчиках и нефтехимиках. Естественно, героями моими были не  обязательно начальники, но обязательно люди, очень даже состоявшиеся в профессии. И видели бы вы, с какой нежностью и сохранившимся опасливым  уважением, мужики, и, как сейчас бы сказали, бизнес-вумен лет от сорока до пятидесяти от роду, поминали Павла Афанасьевича. Стоило мне, к примеру, в унисон к их дифирамбам, вспомнить свое. Скажем, о принесенных из дома шанешках с толченой картошкой, в момент расхватанных нерадивыми студентами. Почему – нерадивыми? А кто еще может дожидаться декана с ранешнего утра.

После такой затравки, наперебой лились истории, одна краше другой!

И уж коли в УГНТУ (девичья фамилия – УНИ) завелся целый гуманитарный факультет! Может, стоит ввести курсовые работы на вышеописанную тематику? Например: «Павел Афанасьевич Сенцов и первые выпускники Уфимского нефтяного института. Воспоминания и переживания». Или, вот еще тема: «Руководители Уфимских предприятий – преподаватели нефтяного  института. 1948-2013. К 65 летию ВУЗа»

Большая польза была бы для будущих поколений «мазутчиков».

Объясняю – в общесоюзном студенческом слэнге, московский нефтяной хедер имени Губкина  назывался «керосинкой», а уфимское заведение – «мазутным институтом». И ничего обидного. Москвичи –  те все больше по «верхним фракциям» шастали, а уфимцы — надежные пахари.

Кстати, о слэнге. Существовала прибаутка  в годы нашей юности: «У старика было три сына. Первый – умный был детина. Средний  был – и так, и сяк.  Третий – вовсе был горняк!».

Но это все – от зависти.

В двухтысячном году я приехал в Калининград,  и первым делом озаботился поиском вагончиков – бытовок. Потому как от состояния рабочего места и личного пространства до и после смены, во многом зависит количество и абсолютно зависит качество труда. Это в меня крепко-накрепко вбили отец, и старшие коллеги-агрегатчики.

А у кого – вагончиков навалом? Естественно,  у нефтяников. Пришел я к начальнику УБР. Да еще каких буровых работ – морских. Аккурат, в это время морскую буровую платформу и поставили.

Договорились довольно быстро, и на человеческих условиях.   Я им – ремонтно-строительную бригаду на месяц. Они мне – вагончики-инвалиды по остаточной стоимости. А меня состояние вагончиков не волновало. Плотники есть, газосварщики есть…

Но все время беседы с начальником УБР, я ерзал мозгами и на стуле. Пытаясь понять: - Ну, откуда я его знаю? И мужик, смотрю, то и дело на меня поглядывает. Тоже пытается вспомнить.

Первым не выдержал я: -Если не очень против, скажите пожалуйста: Вы какого года и какой ВУЗ закончили?

Ответ был короток: - Пятьдесят первого. Уфимский нефтяной…

Я шлепнул себя по лбу: - Ну, конечно же! Ты учился с Юрой Зейгманом и Мишей Рогачевым. Вроде, даже приятельствовал?

Ну, тут и мужик сделал вид, что меня узнал. В дальнейшем, кстати, мой собеседник стал главным морским буровиком России.

А Юра Зейгман и Миша Рогачев были и остаются докторами наук и профессорами. Юра – в Уфимском нефтяном. Миша – в Петербургском  горном. Университетах – понятное дело. Сейчас институтом быть некомильфо!

Но это я к слову. По поводу – ху из кто из сыновей.

«О рыцарь, то было УНИ!»

Нижний снимок, тот, что с подъемными кранами, я разглядывал долго и упорно: Что? Где? Когда?

Пока вдруг не понял, что крайне правое здание – это «Руслан и Людмила», дом Космонавтов,9.

И сразу стало понятно: И - что. И - где. И -когда.

Это строительная площадка студгородка УНИ.

Год, соответственно, 1957. Именно в апреле этого года, мой старший брат  нечаянно искупался в котловане главного корпуса своего будущего института. И заболел ревмокардитом.

А тут в районе главного корпуса, на заднем плане снимка, сразу несколько башенных кранов – уже вовсю строят. Да, и ковыль явно осенний.

Ближний к нам кран – очевидно, общежитие технологического факультета. Через десять лет, там будет жить во время практики вся студенческая группа моего любимого кузена Миши (сына главного советского буровика  Александра Генриховича Эйгенсона). И погуляно там было от души.

Но об этом ни слова. И без того, мои друзья – пуритане костерят меня за бытовуху, разнузданный   язык и ненормативную лексику.

Интересно и место, с которого сделан этот снимок. По всем прикидкам, там в будущем встанет знаменитый «трилистник».

Долгострой нового корпуса проектного института «Гипронефтехимзаводы», называемый еще по имени его директора Эдуарда Кефели – «Пик Кефелизма». Зиявший пустыми провалами лет десять. Не меньше.

После достройки, в «трилистнике»  долгое время жительствовало объединение «Башнефтехимзаводы».

И что б вообще уже закруглить тему – о УНИ, и о точках съемки.

Точные копии верхних снимков, разумеется -  с коррективами времени, может сделать профессор Уфимского государственного нефтяного технического университета Евгений Кантор. С собственного балкона.

Точно так же, как сделал это в 1952 году новосел Александр Сергеевич Эйгенсон, доцент Уфимского нефтяного института. С этого же балкона.

Рукофотопожатие, так сказать, через времена.

ВВот ведь сидят Женя Кантор (слева) и Сережа Эйгенсон (в центре). И знать не знают, что их планида — через 15 лет в УНИ. И никаких вариантов.

Черниковцы!

Д.Эйгенсон

г. Калининград, 2012г.

P.S. Написал, и у самого – чувство глубокого неудовлетворения. Недоговорено и слишком многословно – в одном флаконе.

Зачем написал, о чем написал?

Потом понял. Глядя на старые фотографии – ОЩУЩАЕШЬ: как оказывается, стремительно летело тогда ВРЕМЯ!

Как взрывно, в начале пятидесятых строилась Черниковка. Как все менялось за считанные месяцы. Как росли ее заводы! Как росла ее высшая школа, наконец. И лишнее подтверждение тому фотография, которая как бы завершает мой недорассказ-перезарисовку.

За это фото спасибо моему юному  коллеге по работе Саше Бабину.

Он уже третье поколение семьи, выросшее в доме А-1.

Первое здание этого квартала (прожил там восемь лет, кручусь вокруг- все шестьдесят, а и не знал, что это квартал 72) – «Госбанк», или дом Калинина,12, было построено и заселено в конце 1951 года. А весь квартал, включая детский комбинат, попавший на снимок только частью своего роскошного сада, был полностью построен  в 1952 году!

Кстати, представленные на верхних снимках фотозагадки, стройплощадками и дом Калинина,11, и «сороковой магазин», были завершены строительством и заселены во второй половине 1953 года.

Считается, что в 1970-80 годах  строили вдвое быстрее, чем в начале пятидесятых.

И этот период называют застоем?

Д.Э.

Р.P.S. Если кому интересно: дом на заднем плане левой верхней части фотозагадки – это и есть легендарный дом А-1. А два балкона на втором этаже, и окружающие их окна – это все одна квартира. Когда хозяин выехал оттуда – там организовали ведомственную гостиницу «старого завода» на 10 номеров.

Во как!

                                                                                                                                     Д.Э.

Tags: папины дневники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мавроди-сценарист)))

    Короче, это мощно! Мавроди стал сценаристом ))))) Оказывается, выходит уже второй (!) сезон сериала «Зомби», второй сезон называется…

  • Кому скидку на авиабилет?

    Ребя, тут "Связной Трэвел" запустили своих покемонов, только про авиабилеты! То, что ниже будет очень актуально для тех, кто живет в Уфе и…

  • ЖЖ умер, да здравствует ..?

    На Нефоруме в Казани мне хватило 30 минут послушать руководителей ЖЖ, чтобы понять, что ничего нового, современного и хорошего тут уже не будет. Вряд…

promo nehludoff june 19, 2013 12:29 27
Buy for 300 tokens
Горжусь тем, что у нас в Уфе бьется мощное креативно-передовое сердце! Группа талантливых молодых ребят делают превосходный электронный журнал " MNHTTN MAG", который, клянусь, переплюнул все, что есть в этой области, по крайней мере в России! Это супер! А когда они сделали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • Мавроди-сценарист)))

    Короче, это мощно! Мавроди стал сценаристом ))))) Оказывается, выходит уже второй (!) сезон сериала «Зомби», второй сезон называется…

  • Кому скидку на авиабилет?

    Ребя, тут "Связной Трэвел" запустили своих покемонов, только про авиабилеты! То, что ниже будет очень актуально для тех, кто живет в Уфе и…

  • ЖЖ умер, да здравствует ..?

    На Нефоруме в Казани мне хватило 30 минут послушать руководителей ЖЖ, чтобы понять, что ничего нового, современного и хорошего тут уже не будет. Вряд…