Дмитрий (nehludoff) wrote,
Дмитрий
nehludoff

Categories:

Адюльтер по-советски

Друзья, в последнее время нет-нет, да проскальзывает в наших блогосферах тема флирта, общения с противоположным полом и, о ужас, адюльтера! Сегодняшний папин мемуар именно об этом. Итак, давайте узнаем, до чего могут довести шашни с дьяволом, особенно, если дело происходит на советском курорте!

Байки с Первомайки -2
С кем партия жить прикажет?


Жил да был в НИИпромстрое один забавный человечек.
И внешность не ахти - полтора метра от силы. И пол-алфавита не выговаривал. И лупообразные очки на плюс 10. И должность, прямо скажем, не самая главная в научно-исследовательском заведении. Киномеханик.
Однако - это как посмотреть.
Фильмы он умудрялся на пятничные вечерние сеансы совсем непростые приволакивать – от «Фантомаса» до «Восемь с половиной». На любой, так сказать, вкус, но обязательно – дефицитные.
И руки имел в правильном месте к организму прикрепленные. И та часть мозгов, которая за всякие технические премудрости отвечает, у него вовсе даже очень неплохо работала. Правда, в остальных разделах головы имела место изрядная мешанина. Но у кого её нет?
В-общем, общество относилось к нему со смешанным чувством. Но, больше любило, чем нет.
И вот, Юрочке, дадим ему фамилию — Нехорошев, вдруг да отвалился предназначенный совсем не ему кусочек счастья. Путевка в одесский санаторий, как бы сейчас сказали, премиум-класса, да ещё в бархатный сезон.
Кто из биг-боссов не смог поехать, я, честно говоря, не помню. Но мотивы, по которым ВИП-путевка досталась члену профсоюза Нехорошеву Ю.И., припоминаю. Началась коррида вокруг путевки всяких влиятельных и полувлиятельных деятелей. Дать такому-то – обидишь сякого-то, и все такое в этом роде.
И в карандышевском варианте «Так не доставайся же ты никому!», путевку отдали Юрочке Нехорошеву. Гранды дружно заткнулись. Ибо отбирать у Юрочки – совсем не то, что у начальника отдела или завлаба, да ещё со степенью. Грех, он и в НИИпромстрое грех!
Однако, в соответствии с законом природы, много позже открытым В.С. Черномырдиным: «Хотели – как лучше! А получилось – как всегда!», общепримиряющая поездка в «золотой санаторий» в «золотой сезон» киномеханика Юры дала очень непростой результат.
В «бархатный сезон» рядовые труженики в этом санатории не появлялись по определению. Это сотрудники санатория знали точно. На вопрос в регистратуре санатория: - Кем и где работаете?; Юрочка честно ответил: - Киномехаником в Научно-исследовательском институте.
Все весело заржали. Человек-то с юмором!
Это в Одессе ценили.
- А честно?
И Юра, как он потом сам объяснял, не понимая почему, вдруг бухнул: - Заместителем директора. Путевку–то и на самом деле получили для кого-то из директорских замов. Вот и сработало ассоциативное мышление.

Все бы ничего. Но Юрочка впервые попал на благословенный юг, впервые ощутил пьяный воздух курорта, напитанный всякими греховными эманациями…
И начал, как и все вокруг, ухлестывать за противоположным полом.
Будучи реалистом, он выбрал себе «предмет» из персонала – совершенно роскошную плотью, «жовиальную» - как сказал бы великий одесский акын И. Бабель, девочку средних лет – кухонную работницу Раю.
Вечерние танцы очень сближают, медленные танцы – особенно.
И Юрочка шептал на ухо Раечке не только слова любви, но и рассказывал о всяких научных открытиях, сделанных им мимоходом, о засекреченных премиях, коими его обильно награждали.
При впечатляющих формах, Раечка, как бы помягче выразиться, не отличалась сверхумом и сверхсообразительностью. И в легенды, обильно творимые насмотревшимся всяких замечательных кинофильмов Юрочкой, она верила легко и охотно.
Логопедические проблемы Юры её особо не напрягали. Суржик с одесским акцентом нормальному человеку, тоже … воспринимать нелегко. Так что, минус на минус…
Слово за слово, койка за койкой… И Юрочка всерьез увлекся, и Раечка готова за ним хоть на край света…
А гормоны, что наркотики! Мозги напрочь отшибают… Объевшийся курортного «лотоса», Юра пригласил Раечку бросить все, и умчаться с ним в южноуральскую даль.
В момент, такое не совершишь: и КЗОТ обязывает отработать две недели, и хозяйство не пускает – куры, индюки и прочая домашняя живность. Да, и престарелую маму нужно пристроить к сестре.
Путевка же ждать не может. Внезапно закончившись, одесский курортный рай выплюнул Юрочку Нехорошева в направлении замечательного города Уфы.
Где его ждали не только соскучившиеся по дефициту ниипромстроевские киноманы. Но и – раньше не пришлось об этом сказать – семья. Жена и двое детей.
Передача мамы, а также кур, гусей и индюшек, несколько затянулась.
Юра уже начал забывать подробности курортного романа, и очень надеялся, что такой же процесс идет и среди Раечки. Лишь легкая эйфория и внутренняя приподнятость, свойственная человеку, прошедшему через горнило сильного чувства, как-то заметно для окружающих изменило Юрочку. Он и ростом вроде увеличился, и глаза блестели, и, вообще…
Некоторые институтские дамы даже начали посматривать на Юрочку с легким недоумением: - Что-то мы явно недоучли и проглядели? Смотри, какой гордый петух, вдруг, откуда не возьмись, появился в нашем курятнике?
Юрочка купался в направленном на него «интересе», и, где-то даже, млел от этого процесса.
И тут выстрелило ружье, появившееся на сцене ещё в первом акте - в Уфу приехала Раечка. И с вокзала, нагруженная чемоданами, коробками и деревянными ящиками с дарами благодатного юга, прямиком направилась к Юрочке на работу.
Она настойчиво совалась во все кабинеты второго этажа главного здания, где, как объяснил ей вахтер, сидели начальники… Стучалась во все двери.
Увы, хозяева замдиректорских кабинетов – «Жора» Колесник, «Вова» Пляскин, «Вова» Фаерштейн, на предмет её любви не были похожи даже издалека.
Подобная суета в главном коридоре института не могла остаться незамеченной. И потрясенная общественность, вникнув в Раечкину проблему, дружно грохнула.
Ну, никак не вязался наш Юрочка с демоническим образом сексуального афериста и коварного соблазнителя.
Но факты – были налицо. С бюстом шестого размера, тугой попой и соответствующим всем другим прочим.
Это для меня она была старушкой - в свои тридцать. А половозрелое большинство вполне даже оценило вкус и выбор Нехорошева. Увидев свою, казалось бы, надежно утерянную любовь, Юра начал метаться. С одной стороны – семья!
С другой стороны – любов, асисяй!
Доброхоты, сдерживая смех и глуша иронию, временно прописали Раечку в общежитии одного из дружественных трестов, оформили на работу лаборанткой.
А Юрочка все метался. Разрываемый на части, впервые в жизни переживая страсти, сравнимые по накалу и силе с теми, что он по пятницам показывал всем нам в актовом зале института…
Юры, будучи женщиной неромантической и практичной, быстро накатала письмо в партийную организацию института, с просьбой вернуть заблудшую овцу в семейное стойло.
… О том, что сегодня состоится партбюро, посвященное человеческой трагедии члена КПСС Нехорошева Ю.И., знал весь институт.
И мой заведующий лабораторией В.Б. Шахирев, по пути в нефтяной институт, где он должен был делать доклад на ученом совете, не отказал себе в любопытстве пройти коридором второго этажа. Партбюро там, как раз, и заседало в кабинете В.В. Пляскина.
Так как, я нес его «портфель», т.е. плакаты – иллюстрации, тоже оказался в исторический момент в историческом месте.
Под дверью партбюройно-замдиректорского кабинета, в позе античного трагедийного героя, стуча невидимыми миру котурнами и звеня невидимыми миру кандалами, маялся Нехорошев Ю.И.

Шахирев сочувственно спросил: - Ну что, Юра? Принял решение: с кем жить-то будешь?
Юрочка посмотрел на него, с внутренним вызовом Овода и молодогвардейцев, вместе взятых, и ответил на удивление четко – вот ведь что стресс с человеком делает:
- С кем партия прикажет – с тем и жить буду!
И гордо вскинул голову. Не иначе, перелистывая в уме устав КПСС.
… Не только Шахиреву, но даже и мне – балбесу, удалось сохранить каменное молчание до того, как мы вывалились на улицу.
Там, правда, оторвались.

Партбюро, ожидаемо, вынесло члену КПСС строгий выговор, «за утерю морального облика и недостойное коммуниста поведение».
И обязало вернуться в лоно.
Насквозь обиженная и расстроенная Раечка рвала и метала. Но, увы, железный диктат партии был и для неё безусловным «фактором непреодолимой силы».
Да тут, как на грех, начались морозы. Настоящие, уральские. И теплолюбивая Раечка сломалась окончательно.
… Как я уже упоминал, рассказывая о БашНИИпромстрое, атмосфера в нем была очень человечная, дружелюбная. И профком института принял решение о сборе средств на отправку Раечки на историческую родину. По рублю с носа.
В число исполнителей-волонтеров попал и я. Собрал, как сейчас помню, порученные мне 75 рублей в течение каких-то пары часов.
Все давали без звука, и, казалось бы, неотделимых от ситуации шуток.
У всех перед глазами была шаркающая по институтским коридорам тень Юрия Нехорошева. Усохшего до уже каких-то совершенно микроскопических размеров, с потухшим взглядом, погруженного в свои невеселые мысли. Даже очки его сникли, и обрели шину из изоленты, связанную, видимо, с домашними обсуждениями ситуации.
Решение партии он принял и выполнил. Но душа – увы, непартийная категория.
Раечка же, напротив, когда смирилась со сложившимся складом событий, успокоилась. И где-то даже расцвела.
Во-всяком случае, мне так показалось на вокзале. Куда мы отвезли её по поручению профкома на поезд «Новосибирск-Одесса».
А вы говорите: «Нет повести печальнее на свете»…! А я уверяю, есть! И было бы, было бы подробное описание «более печального»… Да вот, как на грех, не случилось Веронского горкома КПСС.
И Эскал, увы, не партийный секретарь, а наоборот – герцог. А то бы он им всем, понимаешь, показал.
Было бы неправильно просто взять, и оборвать историю…!
Совсем не факт, что, уйди Юра к одесскому блаженству своему, был бы счастлив и благополучен. Отнюдь!
То, с какой отвагой и силой билась за него законная супруга, говорит очень о многом…
А партия? Что партия? Вот, сейчас, к примеру, очень хороший мой знакомый взял да ушел из семьи к другой женщине.
Ушел от очень любящей его жены, ушел от совершенно замечательного и не очень здорового ребенка. Подростка, которому он, папа, именно сейчас нужен – как никогда до этого!
Будет ли он счастлив в новой семье – пока ещё вопрос? А вот то, что его ребенок уже несчастен – увы, факт…
Может быть, и хрен с ними, с парткомами… Коли они благое дело делали, к примеру.
А вдруг – не благое?
Тогда – не хрен…


Д.Эйгенсон
г. Калининград, 2012г.



Tags: папины дневники
Subscribe

  • Власти Камбоджи отменили Казантип-2015

    Тысячи российских и украинских туристов, приехавших в Камбоджу и оплативших билеты на Казантип, обнаружили, что мост, ведущий на остров Koh Puos, где…

  • Нафиг нужны такие выходные!

    Вчера больно было смотреть на коллег и трудно созваниваться с контрагентами. Все какие-то вареные после почти двух недель выходных. Слоняются по…

  • Смешивать ли разный алкоголь

    С юности от старших товарищей я узнал и свято верил, что "вино на пиво - диво", а "пиво на вино - говно"! Но почему даже при…

promo nehludoff june 19, 2013 12:29 27
Buy for 300 tokens
Горжусь тем, что у нас в Уфе бьется мощное креативно-передовое сердце! Группа талантливых молодых ребят делают превосходный электронный журнал " MNHTTN MAG", который, клянусь, переплюнул все, что есть в этой области, по крайней мере в России! Это супер! А когда они сделали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Власти Камбоджи отменили Казантип-2015

    Тысячи российских и украинских туристов, приехавших в Камбоджу и оплативших билеты на Казантип, обнаружили, что мост, ведущий на остров Koh Puos, где…

  • Нафиг нужны такие выходные!

    Вчера больно было смотреть на коллег и трудно созваниваться с контрагентами. Все какие-то вареные после почти двух недель выходных. Слоняются по…

  • Смешивать ли разный алкоголь

    С юности от старших товарищей я узнал и свято верил, что "вино на пиво - диво", а "пиво на вино - говно"! Но почему даже при…