Дмитрий (nehludoff) wrote,
Дмитрий
nehludoff

Category:

Мои университеты- продолжение

И вновь наш блог продолжает публиковать мемуары молодого душой автора Д.А. Эйгенсона. И пусть нас обвинят в кумовстве, как-никак, он приходится главреду родным отцом, но я беру этот грех на душу! Потомки должны знать о своих истоках! Сегодня читаем вторую часть увлекательной трагикомедийной саги о хождении за высшим образованием!

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ

(НЕ ПО ГОРЬКОМУ А.М.)

Часть вторая.

К НАМ НЕДАВНО ЗАХОДИЛ НЕКРОПЕДОЗООФИЛ!
МЕРТВЫХ МАЛЕНЬКИХ ЖИВОТНЫХ ОН С СОБОЮ ПРИНОСИЛ


Первая же курсовая определила четкое отличие моего нового (как надеялся и как вышло-последнего в первом витке образования) ВУЗа от всех предыдущих.

Я должен был сделать в рамках предмета «Введение в литературоведение» анализ одного из произведений Чехова (выбрал «Хамелеон»). Но, отнюдь не в форме нудного (истфак) и скрупулезного (мединститут) пересказа капитальных трудов советских литературоведов, а как самостоятельный литературный текст: в «достаточно оригинальной» (дословно цитирую пришедшую мне по почте методичку) форме подчеркнув главные темы и векторы этого безусловно гениального рассказа.

Я не хотел бы, конечно, увидеть эту «работу» напечатанной (она полностью подтверждала медицинскую мудрость: «первый блин – комой»). Но факт – с курсовой на «отлично» справились, что характерно, только уфимцы – Рашит Аюпов из «Вечерней Уфы» и азм, грешный. А на курсе, между прочим, было больше семидесяти неофитов.

Ещё большим культурным шоком стал первый экзамен – по античной литературе.

Но, прежде, чем перейти к нему, скажу о нелепом обычае тех времен, когда журналист не мог быть неграмотным. Сегодня, судя по СМИ всех толков и форм, этот атавизм изничтожен.  Речь идет о том, с чего начиналась, собственно, сессия - т.е., сдача зачетов и экзаменов. Диктант – самое страшное препятствие, без преодоления которого  тебе просто не выдавали экзаменационный лист…

Будете смеяться, но в менее чем немногочисленной кучке написавших диктант по РУССКОМУ языку с первого раза, вы увидите все тех же башкир с характерными фамилиями.

Пока не разведаешь и не расшифруешь обычаи нового ВУЗа по экзаменной этике и эстетике, лучше не высовываться из трамвая. И на своем первом экзамене в Уральском университете я решил быть честным представителем предпредпоследней буквы алфавита. Когда,  мол, объявят «Э», тогда и пойду… Но народ на экзамен вползал, мягко говоря, робко. Не знаю – почему, но экзамен этот считался страшным и сильно непонятным.

Посмотрев программу курса (на лекциях как-то не привелось побывать), я ничего страшного не увидел. Спасибо родителям и домашней библиотеке, практически все произведения, включенные в курс, читал и читал с удовольствием. А то, что это было в детстве – так и запоминалось тогда особливо легко.

Озадаченный (или озабоченный?) отсутствием студентов преподаватель античной литературы – известный уральский поэт и жизнелюб Борис Михайлович Марьев выглянул из аудитории, узрел одинокого меня и поманил пальцем. Я покорился и пошел.

0c0a0594
Борис Михайлович Марьев – прекрасный Человек, Учитель, Поэт.

Его не хватает не только мне.

Взял билет. Гомер и комедии Плавта. Готовиться особой нужды не было, и я пошел отвечать сходу.

А дальше начался цирк.

Вальяжный и барственный Боря Марьев (в дальнейшем наши отношения стали очень дружественными, несмотря на существенную разницу в возрасте) серьезно и требовательно спросил меня: - Где нравы были развращенней – в Древнем Риме  или Древней Греции?

Ни секунды не сомневаясь, я серьезно и категорично ответил: - В Древнем Риме!

Если бы Марьев спросил: - Почему?

То я бы ответил, что а) простая логика : Древний Рим был после Древней Греции – следовательно, более развитым даже и в этих вопросах, б) в любимой статье Большой Медицинской Энциклопедии «Половые извращения», выученной практически наизусть в пубертантном периоде на посиделках у Аркаши Розенберга, в описаниях большинства разновидностей – от «капрофагии» и «зоофилии» до какой-нибудь «некрофилии» - имелись ссылки о первых упоминаниях данного «увлечения», относящиеся аккурат к древнеримским годам.

Но Борис Михайлович потребовал доказать мое утверждение примерами из литературы. Это был неосторожный шаг! Если говорить честно, именно в пубертантном периоде другие вопросы могли проскользнуть через сознание, но не ЭТО. Это впечатывалось в память намертво.

Сапфо и Терпанд Лесбосский, «Сатирикон» Петрония и «Метаморфозы» Апулея, Гомер, Менандр, Плавт и многие другие давали обильную пищу нашему диспуту. Марьев пытался все время сбить меня и заставить отказаться от действительно спорного утверждения. …Хорошее человечество придумывало долго и трудно, а все гадости возникли разом на самой заре цивилизации.

… На фоне наиболее смачного цитирования «Дафниса и Хлои» раздались аплодисменты.

111908_original
Фреска из города Помпеи. Самое целомудренное, что я смог отыскать на тему разговора Б.М. Марьева со мной.

Мы с Марьевым очнулись, и оглянулись вокруг… Аудитория был набита битком. Тема, конечно же, интересовала всех, и народ собрался отовсюду.

Борис горестно махнул рукой… Влепил мне «отл.» Я понял, что с факультета, что ТАКИЕ преподы  и ТАКИЕ экзамены, меня сумеют убрать только в загробной жизни. Напомню – отрицаемой профессором Руткевичем в неотъемлемой связи с заочным обучением.

…Я от всех ушел, а от тебя…

давай, Лиса, знакомиться!

К сожалению, через три года Борис Михайлович Марьев умер. И дружба наша, естественным образов, прервалась.

Но с момента нашего с ним знакомства я начал искать интересных людей среди наших преподавателей. И нашел, обязательно нашел.

Этим, кстати, в моем представлении учеба на заочном отличалась от очного студенчества – куда более хрупкими барьерами между студиозусами и доцентами – ассистентами. И возрастной разрыв не зияющий, и жизненный опыт не такой уж и разный. Так что приятельские отношения были не редкостью.

Про профессоров так не скажу. В мою бытность на факультете был только один профессор – Шандра. Я искренне считал, и распространял среди сокурсников мнение, что профессор Шандра есть фигура мифическая и мистическая. Реально не существующая, придуманная деканатом для вящего устрашения студентов и побуждения их к усердной учебе. Возможно, говорил я, истоки этой легенды уходят корнями в седую древность. Не зря же, к примеру, Шандра так похоже на Индра – раджу богов и громовержца, великого бога индуизма…

Indra_dikpala
Индра и Шандра. Кто более велик, страшен и могуч?

Ответ выпускников журфака УрГУ семидесятых-девяностых понятен и однозначен!

Сразу и честно скажу, что братания с преподавателями были не массовыми, а скорее, штучными. Более того, один из преподавателей стал косвенной причиной того, что на факультете я учился семь лет, а не шесть, как, к примеру, Рашит Аюпов. Великий и грозный Владимир Александрович Чичиланов преподавал предмет с невинным названием «Техника оформления газеты». На заочном отделении почти сто процентов деток – практические журналисты, уже работающие в различных средствах массовой информации. Как правило – печатных. И предмет, описывающий непонятные для нынешних насквозь компьютерных журналистов действия – составление макета, линотипный набор, РУЧНОЙ набор заголовков, долгое, нудное, многостадийное изготовление клише, тысячи и тысячи мелочей, составляющих в те средневековые поры процесс производства газеты… Этот предмет, практически уже реализуемый студентами каждый рабочий день, требовал  в варианте В.А. Чичиланова зубрежки, зубрежки и ещё раз зубрежки, как завещал его великий тезка.

Нахлебавшийся этого г..на в мединституте, я попытался оспорить необходимость знания наизусть без малого двух тысяч рубленых и засечных шрифтов во всех их разновидностях. Сославшись на обязательное наличие в любой типографии и общего каталога шрифтов, применяемых в СССР, и маленького каталожика шрифтов, имеющихся в конкретном полиграфическом заведении… Естественно, как и сегодня, говорить правду было легко и приятно. Но чревато последствиями.

И Чичиланов за меня взялся. А браться он умел и, чего греха таить, любил. Недаром факультетский гимн, написанный на мелодию и по мотивам «Девушки с острова Пасхи», содержал персонально ему, Владимиру Александровичу, посвященные строки:

nbsp;              … Но каждую пятницу,

nbsp;              Лишь солнце закатится,

Кого-то жует Чичиланов.

Было очевидно, что предмет этот я буду сдавать товарищу Чичиланову долго, вдумчиво и многократно. Но я был образованным человеком: в свое время читал произведение «Колобок»…

Маленькие сказки «Большого Урала»

К этому моменту, мой сотрудник и друг Витя Власенко полностью созрел для поступления на факультет журналистики Уральского университета. Поступил легко, и учиться начал не напрягаясь…

Мысль учиться вместе очень грела.

Безобразие, разделенное с другом, доставляет вдвое больше удовольствия.

И я совместил приятное с полезным. Чичиланов чередовался – год через год- в преподавании предмета с доцентом  Александровым. Я оформил академ на основе медицинской справки «о травме глаза, причиненной попаданием в него заготовки» (юмор ситуации в том, что даже самая маленькая заготовка на нашем заводе весила добрых полкило и имела серьезные габариты).

И вернулся в университет ровно через год – на зимнюю сессию второго курса. Кроме Витьки, из однокурсников не знал никого. Что привело к крайне неловкой ситуации.

Для меня сессия была очень короткой – два экзамена. Пресловутая «техника оформления» и курс «Древнерусская литература». Именно она, литература Древней Руси, и была первой по очереди.

Я подошел к указанной в экзаменационном листе аудитории ровно за 15 минут до начала экзамена. В Уральском университете существовал обычай «балла за наглость»: тому, кто отвечает САМЫМ ПЕРВЫМ, препод автоматом добавлял балл к честно заработанной отметке. Генезис этого явления мне не очень понятен. Но феномен сей действовал и действует поныне в большинстве приличных ВУЗов.

… Стоит группа ребят, предположительно – моих новых сокурсников. И о чем-то оживленно рассуждают. Я лихо прервал беседу действительно интересовавшим меня вопросом: - Ребята! А кому сдаем? Один из стоявших робко сознался: - Мне. Влип, - подумал я. Давки в дверях особой не было. И я, расстроенный скверной приметой: не узнать препода, да ещё и сознаться в этом!, пошел за своим баллом за наглость. К счастью, мне попалось «Житие протопопа Аввакума» -  произведение великое, очень мной любимое и перечитываемое даже в пенсионном возрасте.

Возможно, текущая в моих жилах наполовину староверческая кровь, но скорее, действительно гениальный текст, помогли мне ответить прилично. И преподаватель, наплевав на очевидную неловкость нашего знакомства, отправил меня с богом без ответа на второй вопрос билета. А «Задонщину» я знал много хуже. Что говорит о порочности веры в плохие приметы. Зато сработало положительное суеверие: «Смена преподавателя – к сдаче экзамена!». Это я о «Технике оформления газеты».

И стали мы с Виктором Васильевичем Власенко жить поживать, да и на сессии совместно приезжать.

bshfrg1
Это мы с Витей Власенко и художником 1 цеха Федей в середине ваяем очередную халтуру. В «Большом Урале» деньгами точно не пахло, пахло их отсутствием.

В редакционном сейфе бережно хранились два конверта с крупными надписями: «О, СЕССИЯ!!!», помечены они были нашими именами. По-хомячьи старательно стаскивали мы в эти конверты все дополнительные заработки межсессионных периодов. Сыграл Деда Мороз на утренниках в заводском Доме Культуры… Бац, и сорок рублей в моем конверте. Получил Витя гонорар за статьи в «Вечерке», и у него в конверте прибавилось. Кстати, внушительная пачка за сценарий новогодней елки по решениям XXV съезда КПСС  (см. часть 3 «Группы народного ликования») приятно украсила зимнюю сессию 1977 года.

Жили мы всегда и строго в одноместных номерах гостиницы «Большой Урал». Было это затратно, непросто в организации , но очень удобно. Между гостиницей и родным Университетом – только здание Свердловского театра оперы и балета.

664860
Шесть незабываемых лет! Шесть незабываемых зим! Длинен путь к знаниям (диплому) – но греет душу мысль о хижине, где нас ждут приют и ласка.

Гостиница «Большой Урал». Не общага, но тоже не плохо.

Студенты – заочники для главной гостиницы Свердловска клиенты, прямо скажем, не основные. Медом, перетасканным гостиничным администраторам за годы учебы, можно было обмазать весь Свердловск. И слой бы был далеко не миллиметровым. В основной своей ипостаси, «Большой Урал» - обязательная резиденция во время гастролей всех знаменитых и около того артистов театра, эстрады, кино…

Каждое столкновение с ними было изрядно забавно и вспоминается с обязательной улыбкой.

… В середине семидесятых из обихода резко исчез певец Вадим Мулерман. И одновременно взошла звезда певца всех северных малых народов одновременно – Кола Бельды.

Будучи человеком предельно далеким от эстрады, я, тем не менее, заметил эти совпадающие факты. И начал объяснять всем, кто хотел слушать: что де на гастролях в Минске Мулерману в пьяной драке дали совковой лопатой по морде, и поэтому он стал выдающимся чукчей –якутом Колей Бельды… Подготовленный было к новому диску хит "Увезу тебя я в Хайфу", перелицованный Муллерман исполняет в полюбившемся народу варианте про тундру. Некоторую улыбку из слушателей этим рассказом удавалось все-таки выдавить.

И вот в «Большом Урале» останавливается гастролирующий в Свердловске Кола Бельды.

…Утром в буфете, я после глубоких раздумий взял таки клюкву с сахарной пудрой на сладкое. Поставил на поднос, и в это время меня сзади мягко потрогали за плечо. Я обернулся. За мной стоял Кола Бельды, и вежливо спросил: - Молодой человек! Это (клюква, т.е., с сахаром) вкусно? Стоит взять?

Совершенно ошалевший от того, что о вкусе северной ягоды клюквы меня спрашивает явно выраженный чукча, я машинально сказал: -Да! Вкусно! Стоит!

Отметивший явное обалдение моей морды, Коля Бельды вдруг улыбнулся и неожиданно распахнул свои сомкнутые в характерные щелочки глаза. Проявившиеся при этом органы зрения оказались огромными и с вековой грустью, что характерно.

И я с ужасом понял: то, что я якобы придумал про Мулермана и Колю Бельды, на самом деле, ПРАВДА!

Yungi13_18
Изображение совковой лопаты не привожу, чтобы не испортить ЦЕЛОСТНОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ.

(продолжение следует)

Subscribe

  • Мой школьный дневник

    Искал в коробке с семейным архивом кое-какие фотки и наткнулся на свой школьный дневник. Второй класс, как сейчас все помню. Ожидаемо неплохие оценки…

  • Смешных анекдотов пост

    Внезапно я осознал, что за последние 5 лет не узнал ни одного НОВОГО по-настоящему СМЕШНОГО анекдота! То ли я их все знаю, то ли их просто теперь…

  • Дмитрий Дмитриевич меняет профессию

    У нас тут в Уфе открылась к саммитам этнодеревня. Ну, для гостей из других стран поставили юрты, а в них много чего интересного про Башкирию. А…

promo nehludoff june 19, 2013 12:29 27
Buy for 300 tokens
Горжусь тем, что у нас в Уфе бьется мощное креативно-передовое сердце! Группа талантливых молодых ребят делают превосходный электронный журнал " MNHTTN MAG", который, клянусь, переплюнул все, что есть в этой области, по крайней мере в России! Это супер! А когда они сделали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments