Дмитрий (nehludoff) wrote,
Дмитрий
nehludoff

Categories:

Бюстгальтер, который лопнул

Ну, что, бомонд, соскучились по папиным мемуарам? Их снова есть у меня!
Сегодня продолжаем погружаться в увлекательный мир Свердловска, куда мой родитель регулярно ездил на сессии, а также "Комсомолки", тогда еще не желтой, а вполне себе лучшей советской газеты.
Мои университеты
(не по Горькому А.М.)
часть третья

На уральских отрогах Монмартра
Свердловск тоже был провинцией. Но другой, совсем отличной от Уфы провинцией.
Уже тогда,  в семидесятых, этот город жил довольно бурной ночной жизнью. Прямо Париж какой-то, а не танкоракетоатомоград.
В громадном зале ресторана «Космос» (это прямо рядом с «домом Ипатьева») работало ВАРЬЕТЕ. Когда Сережа Курочкин в первый раз повел нас в свердловский « Мулен Руж», мы по неопытности и страстному желанию увидеть подробности сели прямо рядом с подиумом.
Странно, но эти, казалось бы, ВИП – столики были пустынны. Аборигены, видимо, не такие любопытные, дислоцировались где-то примерно с третьего  ряда столиков.
В девять вечера маэстро «урезал марш»… И на подиум высыпали свердловские красавицы. Красавицы были полуголы, узывно увлекательны и очень… матерьяльны. Фуэте и антраша, выполняемые ими, ощущались даже через неиствовавший оркестр.
Солистка легко разбежалась и летящим лебединым прыжком достала наиболее близкую к нам часть подиума…
Рюмка с водкой перед моей тарелкой подпрыгнула и завалилась набок, пролив драгоценную влагу. Аромат, долетевший вместе с общей вибрацией, засвидетельствовал – балерина работала, и работала добросовестно.

sverdlovsk-1982ddsd-118
Ей-ей, Тулуз-Лотрек наверняка сидел за соседним столиком…

Увесистые уральские сильфиды не вдохновили, и в «Космос» мы ходили редкои неохотно. Чего не скажешь о других ресторанах столицы Урала. Добрым словом и мягкой улыбкой вспоминаю я фирменный ресторан «Уральские» пельмени», расположенный в цоколе гостиницы «Исеть».
Вскормленная и вспоенная в этом заведении одноименная команда «КВН», до сих пор благоденствующая на центральных телеканалах, очень многие сценки однозначно подсмотрела именно в этом ресторане. Хотя, когда мы с Витей ползали в него, члены этой команды явно ползали в яслях и в других аналогичных загончиках. Но если на Земле и есть что-то неизменное и вечное, то это, определенно, сервис в «Уральских пельменях».
Хотя пельмени были практически домашние. Что многое извиняет.
Году, наверное, в 75 или 76, в подвале ДК Железнодорожников открылось зрелище и питалищепокруче «Космического».
Наш однокурсник и друг Сережа Курочкин, сын главного режиссера Свердловского театра музкомедии народного артиста СССР Владимира Акимовича Курочкина, был одним из наиболее ярких представителей свердловской «золотой молодежи». Но в перерывах между сессиями неустанно трудился. Он готовил культурную программу к нашему приезду…
… Сережа так загадочно улыбался, когда вел нас в этот «вертеп», что мы и впрямь загорелись.На многое намекали и отнюдь не дешевые  входные билеты.
Маленький ресторанчик, на полтора десятков столиков, маленькая  круглая сцена посередине. Сильфиды были постройнее и куда менее габаритны. На крохотной арене им было не тесно. Зрелище было пикантное, хорошо срежиссированное и весьма изощренное  по гимнастической части.
Видимо, именно гимнастические трудности и стали причиной досадного происшествия с одной из акробаток – плясуний. В ответственный момент вознесения её наверх мускулистыми руками подруг, она как-то особенно сильно прогнулась. И, о горе, пуговичка на её лифчике не выдержала и отскочила.
Делакруа отдыхал. Эта Свобода на этой баррикаде поражала не только творческим задором, но и большой (номер эдак четвертый) революционностью торчащих как орудия «Авроры» грудей.
Мы, наивные, захихикали. Влипла девчонка! Сережа меланхолично обломал весь кайф: - Сейчас вон та черненькая встанет на мостик, и у неё трусики случайно порвутся.
… Следующий тост был за недостатки советской легкой промышленности, чтоб они были здоровы.

image31756112
Здесь нужна подпись?...

Вообще, приметы пятой революции в Свердловске ощущались и осязались, можно сказать, повсеместно.
Нет революций без жертв!
И  прямо рядом с гостиницей «Центральной», гордо подсвеченная в ночи, сияла вывеска: «Скорая венерологическая помощь». Однако!
Мы много и охотно шутили на тему этого заведения, скорее всего – оттого, что бог миловал. Но факт. В Уфе такого сервиса не было. И бомбоубежища порока в нашем родном ауле располагались на краю географии – на Благоева, к примеру. На крутом обрывистом берегу Белой, откуда так удобно реагировать вниз на положительные эмоции Вассермана.
А тут на центральной, можно сказать, улице.

Хуже водки лучше нет
Как правильно отметил в свое время друг Вехновский: - Ты или алкоголик, или бл…ун? Определись. Совмещение крайне вредно для здоровья!
С алкоголем в Свердловске тоже было поблагополучнее, чем в Уфе. В Свердловске, к примеру, продавались чекушки (такие маленькие бутылочки по 250 г), отсутствовавшие на брегах Белой.
… Самым тяжелым и труднопроходимым считался на заочном отделении журфака четвертый курс. И экзаменов было шибко много, и предметы были затруднительные. И порешили мы с Виктором Васильевичем Власенко твердо стать на путь добродетели. Вести трезвый образ жизни и в указанном трезвом состоянии усиленно чтить науки.
Для чего, помолясь и утвердясь в сем благом намерении, закупили чекушки, исходя из расхода : одна чекушка/один человек/один день.
Когда на следующее утро, незабываемое по ощущениям и аплодисментам наших товарищей, студентов, также избравших монашество в скромных кельях «Большого урала»… Когда на это самое утро, будь оно трижды…, и даже четырежды…, мы попытались найти хотя бы один из этих малых сосудов…
Вообще-то, все тот же Вехновский, увидя экзотическую чекушку на столе, обычно мрачно смотрел на неё и рявкал: «Марш домой! И без родителей не возвращайся!».
… При мысли о том, что чекушки вот-вот вернутся с родителями, меня властно потянуло к белому жерлу унитаза. Отдавать случайно не отданное.
Больше экспериментов с добродетельным образом  жизни мы не ставили в связи со смертельной их опасностью.
Сделаю небольшое отступление от Свердловска.  Назад в Уфу. Я, право, подзабыл, но Нина Александровна Жиленко мне напомнила, об одной характерной особенности образовательного периода моей и Вити Власенко жизни. Перед каждым выездом на сессии, один из нас шел к ответственному секретарю Башкирского отделения Союза журналистов СССР Давиду Самойловичу Гальперину и брал на реализацию пачку билетов международной журналистской лотереи.
Среди выигрышей этой лотереи числились  поездки в Международный Дом отдыха журналистов на венгерском озере Балатон.
Во многом благодаря нашей буйной фантазии, на Уфимском агрегатном объединении ходили упорные слухи, что де одна работница Ново-Уфимского НПЗ выиграла такую поездку. И не только съездила на насквозь венгерское озеро, но и вышла там замуж за ИНОСТРАННОГО журналиста.
Подозреваю, что по Ново-Уфимскому НПЗ гуляла примерно такая же байка, но замуж там выходила работница агрегатного завода.
Так вот, пока мы с Витей Власенко срывали цветы удовольствий в свердловских садах наслаждений, наши коллеги по редакции Нина Александровна Жиленко и Валентина Ивановна Сергиенко аки пчелки окучивали цеховые нивы и отдельческие плантации по части продажи лотерейных билетов. Знали они, конечно же, знали, что в невдолге, дней эдак через пятнадцать, мы заметно встревожимся и будем настойчиво звонить в редакцию. Беспокоиться об их,  Нины Александровны и Валентины Ивановны, житье – бытье, здоровье, делах и прочих важных событиях. Мы будем очень упорны в своем интересе и беспокойстве. И с тревогой и волнением будем ждать подробностей переводом.

Изображение 009
Слева направо: Валентина Ивановка СергеенКО, Виктор Васильевич ВласенКО, Нина Александровна ЖиленКО.
Три КО и примкнувший к  ним Эйгенсон – так, между прочим, обзывали нашу редакцию.

Вот  тут-то и пригодятся результаты стахановского распространения билетов. Получив столь важные для нас подробности, мы успокоимся, сдадим, наконец, сессию. И приехав во фригидную Уфу – восполним прореху в лотерейных деньгах, рассчитаемся с благодетелем Давидом свет Самойловичем… Вот так, Иосиф Давидович, друг ты мой драгоценный, твой отец, человек практически ангельской, и это уже без каких-либо подмигиваний, жизни, не ведая о том, помогал нам жить жизнью, полной грехов и удовольствий.
Нина Александровна и Валентина Ивановна, тоже вели жизнь светлую и безгрешную, но невольно помогали нам натаптывать мозоли на  бесконечной дороге в геенну огненную. Хотя, если посмотреть с нынешних позиций…
Грехи наши по меркам двадцать первого столетия скукожились в какие-то недодобродетели, только позорящие звание грешника.
Кстати, именно на четвертом курсе, мы поехали в Свердловск, имея усиленные ресурсы, да и экзамены, повторюсь, были зубодробительные, и невольно понуждали к жизни скромной и экономной.
Пятнадцать дней прошло – мы не звоним, двадцать дней прошло – мы не звоним…. Возвращаемся вечером в гостиницу из университета, портье дает нам телеграмму: «Тревожимся молчанием тчккак дела впр ждем подробностей – Жиленко Сергеенко».
Мы бодро смотались на центральный почтамт - и дали ответ на домашний адрес Нины Александровны Жиленко: «Бутылки сдали тчк перешли экзамены тчк подробности нужны самим = Эйгенсон Власенко».

Звонок в Париж
Что бы не создалось, увы, не ложное впечатление, что наша студенческая жизнь измерялась не столько семестрами, сколько гектолитрами, сделаю небольшой экскурс в сторону.
На самой заре моего свердловского анабазиса, мой старший брат договорился со своим приятелем – известным журналистом «Комсомолки» Олегом Жаданом о моей месячной стажировке в этой славной газете. Стажировка проходила как курсовая работа. На факультете это считалось очень модно и стильно – стажировка в «Комсомолке» (!).
Формально просьба о стажировке должна исходить не от многотиражной газеты, даже столь замечательной, как агрегатный «Авангард», а от газеты башкирского масштаба. Я тесно сотрудничал с молодёжной газетой «Ленинец», и довольно легко договорился о таком письме – просьбе с редактором этой славного органа башкирского комсомола Эдвином Саркисовичем Нуриджановым.
Эдвин Саркисович, как человек прагматический, тут же загрузил меня попутным заданием. Я должен был немедленно по приезде передать от него пакет в отдел корреспондентской сети «Комсомольской правды» и не менее немедленно сообщить ему или кому-либо из «Ленинца»: когда я это сделал и кто именно из сотрудников «КП» этот пакет получил.
Я человек дисциплинированный. Редакция «Комсомолки» занимала весь шестой этаж легендарного комбината «Правды». Но отдел коррсети жил этажом ниже, так что отыскать его было непросто. Выполнив после долгих поисков просьбу редактора Нуриджанова, я рванул к Олегу Львовичу Жадану. Он явно делил свой кабинет ещё с кем-то, но этого кого-то я за несколько лет своих нечастых визитов так и не увидел. Робко войдя в кабинет знаменитого журналиста, я несмело попросил у Олега Львовича разрешения позвонить, честно сказав,  что звонок будет междугородним.
 Щедрым жестом Олег пододвинул ко мне телефон: «Угощайся!».

жадан
Щедрый Олег Львович Жадан и тот самый телефон.

 Я набрал редакцию, и услышал голос секретаря Эльзы, поздоровался с ней, назвав по имени. Попросил к телефону Эдвина. Эльза  сказал, что редактора нет. Тогда я попросил соединить меня с Мадрилем (Гафуровым, зам редактора). Его тоже уже не было. Это в Москве - разгар рабочего дня, а в Уфе уже полный закат оного. Скорбное сообщение об отсутствии на рабочих местах я получил последовательно по поводу Марата (Хабибуллина, ответственного секретаря), Венеры и Рауля ( Карамышевой и Тухватуллина, заведующих отделами). Тогда я попросил Эльзу  записать данные получателя редакторской посылки и сообщить их ему поутру. Олег Жадан, слышавший не весь разговор, а только  имена людей, с которыми я хотел пообщаться, с уважением посмотрел на меня, и кивнув на телефон, спросил: «В Париж звонил?»
 Надо сказать, что эта поездка в «Комсомолку» была  в чём-то эпохальной. Я достаточно трезво ощущал себя как журналистскую почку, а тут дубы, баобабы, секвойи ходят, так сказать, стройными рощами. И никакого выпендрежа. Окончательно меня добило знакомство с Лауреатом Ленинской премии (не за книгу о поездке Хрущёва в Америку, не за чужие мемуары, а за собственные труды) журналистом-легендой Василием Михайловичем Песковым.
 Олег Львович познакомил: «Наш юный коллега из Уфы». Я, естественно, представился: «Дима Эйгенсон». И в ответ получил: «А я Вася Песков». Я решил, что это прикол такой, и со всем своим уважением поблагодарил: «Очень приятно познакомиться, Василий Михайлович!»
Он меня небрежно поправил: «Вася, Дима, Вася!». Даа, интересные тут, оказывается, обычаи .
 Кстати, об Олеге Львовиче. Меня совершенно умилила история его недавнего в те поры развода.
 К пятидесятилетию СССР, в 1972 году, «Комсомолка», а конкретно – Олег Жадан, задумала и осуществила цикл репортажей из всех республик могучего Союза, и самых отдалённых его точек. Больше полугода Олег мотался по окраинам, практически не заезжая в Москву. Наконец, великий труд был окончен.
 Олег вернулся домой….  И в первую же ночь, проснувшись, потрогал за плечо мирно сопевшую жену: «Послушай, где тут у вас туалет?»
Так и закончилось семейное счастье. А ещё говорят: «Типовое строительство! Типовое строительство!». Разнообразие, однако, тоже  имеет свои отрицательные стороны.

* * *
Через некоторое время, дорогой читатель, ты сможешь прочесть четвёртую, завершающую часть «Моих университетов». Если попытаться сказать хоть что-то серьёзно, то не обойдешься без чувства глубокой благодарности уральской нашей альма-матери. Университет, хотя я был далеко не самым прилежным его студентом, дал мне то главное, ради чего мы идем в поход за верхним образованием – умение потреблять, перерабатывать и применять новую  информацию. Скучнейший в школе предмет – русский язык.С зазубриванием правил, с обязательными исключениями, основанными на самодурстве, ибо других доводов не приводилось. Так вот, русский язык в его университетской интерпретации вдруг стал волшебной живойрекой, нырнув в которую с первого до сегодняшнего дня ощущал и ощущаю всю прелесть вечноживущего, вечноменяющегося и бесконечного потока мысли, превращенной в слово. И все там логично, понятно и обоснованно. И исключения абсолютно естественны: не всегда приемлемы, но обязательно понятны. Заумная хрень экономики вдруг прилипает к конкретной жизни цехов и других производственных организмов, как будто на них специально пошита. А коли пошита правильно, то какого… жмет и тянет? Разбираться в объектах своей деятельности становилось с каждым следующим курсом легче и легче. Но о собственно учебе и её забавах будет сказано в четвертой части «М.У.».
Не обойдется и без Тромпетта. Куда ж я без него? Как голый на улицу!....
(окончание следует)
Tags: папины дневники
Subscribe

  • Мой школьный дневник

    Искал в коробке с семейным архивом кое-какие фотки и наткнулся на свой школьный дневник. Второй класс, как сейчас все помню. Ожидаемо неплохие оценки…

  • Смешных анекдотов пост

    Внезапно я осознал, что за последние 5 лет не узнал ни одного НОВОГО по-настоящему СМЕШНОГО анекдота! То ли я их все знаю, то ли их просто теперь…

  • Дмитрий Дмитриевич меняет профессию

    У нас тут в Уфе открылась к саммитам этнодеревня. Ну, для гостей из других стран поставили юрты, а в них много чего интересного про Башкирию. А…

promo nehludoff june 19, 2013 12:29 27
Buy for 300 tokens
Горжусь тем, что у нас в Уфе бьется мощное креативно-передовое сердце! Группа талантливых молодых ребят делают превосходный электронный журнал " MNHTTN MAG", который, клянусь, переплюнул все, что есть в этой области, по крайней мере в России! Это супер! А когда они сделали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Мой школьный дневник

    Искал в коробке с семейным архивом кое-какие фотки и наткнулся на свой школьный дневник. Второй класс, как сейчас все помню. Ожидаемо неплохие оценки…

  • Смешных анекдотов пост

    Внезапно я осознал, что за последние 5 лет не узнал ни одного НОВОГО по-настоящему СМЕШНОГО анекдота! То ли я их все знаю, то ли их просто теперь…

  • Дмитрий Дмитриевич меняет профессию

    У нас тут в Уфе открылась к саммитам этнодеревня. Ну, для гостей из других стран поставили юрты, а в них много чего интересного про Башкирию. А…